Главное - Москва, главные - москвичи?

обсудить на форуме
Интервью с муниципальным депутатом Лефортово.
Во многих районах Москвы люди протестуют против уплотнительной застройки. Парки и скверы, а также объекты культурного назначения подвергаются нападкам застройщиков. Бизнес в союзе с чиновничеством старается возвести в этих местах коммерческие объекты: элитное жильё, торговые центры, офисы, спортивные, сооружения, частные (а потому недоступные большинству простых людей) медицинские или образовательные учреждения. Не отстаёт от этого и Православная церковь, стремящаяся заполучить под строительство кусок земли в каждом городском парке. Эпизодов противостояния жителей за сохранение своего двора, парка или сквера с каждым днём становится всё больше, и всё чаще эта борьба доходит до физического противостояния с застройщиком.
Борьба против застройки, как и любой другой организованный протест, создаёт своих лидеров. Мы публикуем интервью с одним из наиболее активных участников этой борьбы — Александрой Сергеевной Андреевой, депутатом Совета депутатов Лефортово. Здесь, в первой части беседы, речь пойдёт о нарушениях существующего законодательства, в массовом порядке допускаемых московскими властями, и об их намерении изменить это законодательство в интересах застройщиков. Продолжение интервью, в котором речь пойдёт о тактике сопротивления жителей этому беспределу, будет опубликовано на днях.

Одной из наших, я думаю, общих задач является вовлечение в борьбу как можно большего числа новых людей. В связи с этим интерес представляет путь тех людей, которые уже сейчас ведут активную общественную деятельность. Скажите, как именно Вы прошли путь от простого жителя до лидера общественного протеста?
Александра Андреева: Я не считаю правильным говорить, что нашей задачей является вовлечение людей в борьбу. Вовлечь людей — это средство. Людей необходимо вовлекать в борьбу против, в самом широком смысле, нарушений их прав. То, чем я занимаюсь — это защита исторического города, то есть защита старинных зданий от разрушения, это защита города от незаконной и ненужной жителям застройки, каковой является почти вся застройка в Москве, и это защита прав граждан на благоприятную окружающую среду. Объяснение людям, что для защиты их прав нужно с властью бороться, а не договариваться — это средство. Целью является обеспечение конституционных прав граждан на благоприятную окружающую среду, на охрану здоровья и на доступ к культурным ценностям.
Как я попала в городской протест — это была просто классическая демонстрация идиотизма действующей власти, которая своими руками лепит лидеров протеста. Я выпускник отделения теоретической и прикладной лингвистики Филологического факультета МГУ. Я занималась машинным переводом. Я руководила детскими семинарами по лингвистике при нашей кафедре. А потом в конец 2011 года в парке за нашим домом решили организовать стройку, и я стала против этого бороться. В муниципальные депутаты я пошла с одной единственной целью: запросить документы по своей стройке. Муниципальный депутат имеет право запрашивать документы по своему району.
Потом мне стало понятно, что любую проблему незаконной застройки практически невозможно решить одному человеку. Юридические способы у нас могут являться важным и нужным дополнением, но московской власти плевать, является ли стройка законной. В Москве, по очень аккуратным оценкам, 95% строек являются незаконными. А, может быть, и все 100%. Наша власть глубоко наплевательски относится к тому, что те или иные её действия нарушают закон.
Казалось бы, намного проще было бы идти по законодательному пути: либо напрямую заставлять чиновника устранять нарушения, либо обращаться в прокуратуру. По факту это не действует. Власть останавливает только массовое давление. Если идёт некоторая незаконная стройка, Вы можете написать кучу писем, указать кучу нарушений Конституции, постановлений Правительства РФ, законов города Москвы и т. д. Собянину на это глубоко наплевать. Вам его подчинённые будут отвечать в том духе, что всё в порядке.
Пришлют ссылку на правила игры в настольный теннис?
А: А.: Это запросто. У нас был пример, когда СМИ запросило документ в департаменте культурного наследия, а департамент ответил, что не может его выдать в соответствии с законом города Москвы об архивах. Какое отношение закон города Москвы об архивах имеет, во-первых, к департаменту культурного наследия, а, во-вторых, к средству массовой информации, которое работает по федеральному закону о СМИ?! С таким же успехом можно было сослаться на закон Курской области о рыбной ловле или на закон Калининграда о мощении дорог. То есть вы будете получать отписки разной степени бредовости. Действует только массовый протест: власть будет сдавать назад в том случае, если будут понимать, что на месте люди просто не дадут строить.
К сожалению, этот наркотик вызывает привыкание, и за эти 5 лет, как я нахожусь в градозащитном протесте, дозы наркотика, которые нужны власти, чтобы остановить стройку, становятся всё больше и больше. Три года назад было достаточно массовых писем жителей. Сейчас просто письменная работа даёт результат редко. По всему городу жители вынуждены выходить на физическое противостояние с застройщиком.
Сейчас это происходит на «Торфянке», где люди более полугода круглосуточно дежурят в парке, чтобы не дать застроить парк застроить очередной никому не нужной там церковью. Причём там отменены уже все документы на строительство, но забор не убирают, и лоббисты строительства продолжают охранять свой участок.
Это происходит в парке «Дубки», где на месте парка планируется строительство элитного высотного жилого дома и где застройщики начали огораживать территорию и вырубать деревья без документов.
Это происходит на в Тропарёво-Никулино, где хотят построить гостиницу на месте сквера.
То же самое происходит в районе Лефортово, где под строительство псевдо транспортно-пересадочного узла вырубается сквер. В состав этого ТПУ входит расширение дорог, строительство подземного перехода с торговым центром и строительство высотного коммерческого жилого дома в санитарно-защитной зоне кладбища.
В Раменках через сквер прокладывается 6-полосная дорога под окнами жилых домов, детских садов и школ для нового квартала коммерческого элитного жилья.
Строительство планируется и уже частично ведётся в парке Дружбы. Там ситуация абсолютно феерическая, поскольку правительство Москвы нарушило всё что только можно, чтобы выдать документы на строительство. Парк является единым земельным участком, предназначенным исключительно для функционирования парка. Парк является природным комплексом и памятником садово-паркового искусства. Тем не менее, правительство Москвы сдаёт в аренду застройщику два куска земли, которые земельными участками не являются. Законодательство позволяет оперировать только оформленными земельными участками. Поэтому эти куски земли не являются объектами права. Их нельзя сдать, их нельзя продать. Тем не менее, правительство Москвы сдаёт их в аренду. Оно выдаёт градостроительный план земельного участка на объект, который земельным участком не является. Это юридический бред.
И это всего несколько примеров. Во всех этих случаях работают только массовые протесты жителей.
«Торфянка» — круглосуточное дежурство.
Парк «Дубки» — круглосуточное дежурство.
Район Тропарёво-Никулино — круглосуточное дежурство.
В районе Лефортово люди тоже постоянно дежурят люди и уже несколько раз останавливали людей, которые пилили деревья без документов. Как только у них пытаются истребовать документы, они просто уезжают.
Эти ситуации — как вулкан перед извержением. Извержение не начинается внезапно. Лава подходит к поверхности, и очень часто из стенок вулкана в отдельных местах начинают вырываться пар и маленькие потоки лавы. Мы всё больше движемся к этой ситуации, когда по всей Москве вспыхивают протестные извержения.
И принятый закон Мосгордумой делается для того, чтобы эту градостроительную деятельность вести в гораздо больших масштабах?
А: А.: Сейчас уже маски сброшены. В 13-м году Собянин завалил Москву своей рекламной макулатурой с лозунгом «главное — Москва, главные — москвичи». Теперь игры в «главных москвичей» закончились. Последние пару недель различные чиновники правительства Москвы заявляют совершенно открыто, что оно работает в интересах застройщика. Сейчас бедненьким застройщикам плохо, кризис. Поэтому необходимо менять законодательство, чтобы застройщикам было легче строить.
Планы по изменению законодательства следующие. Изменение норм инсоляции, это требование о том, в течение какого времени солнце должно попадать в помещение. Они говорят, что вынуждены из-за этого делать большие квартиры, которые мало покупают. А вот если отменить норму инсоляции, они будут делать однушки, которые покупают больше. Результат понятен: люди будут покупать эти квартиры, но они в них будут болеть. Второе, что хочет сделать правительство Собянина — резко уменьшить нормативы по количеству парковочных мест.
Эти нормы будут распространяться только для новых домов?
А: А.: По парковкам — да. А вот с нормой инсоляции ситуация будет очень тяжёлой и для старых домов. Сейчас при планировании новых градостроительных объектов нужно рассчитывать не только то, сколько света будет попадать в новые квартиры в строящемся доме, но и не будет ли он затенять соседние дома. При отмене этих норм пострадают не только жильцы новых домов, но и старых.
Ну и то, что Вы уже упоминали — градостроительный кодекс. Резко уменьшаются возможности жителей принимать участие в публичных слушаниях. И, что самое главное, автоматически легализуются все ГПЗУ и проекты планировки, согласованные ранее. В том числе, сотни проектов, которые были отменены или приостановлены по требованию жителей. В том числе, абсолютно незаконные и убийственные для города проекты. Правительство открыто говорит, что действующая система не в интересах застройщика. Поэтому застройщикам надо помочь.
В тех статьях, которые публикует правительство Москвы, постоянно упоминаются интересы застройщика, один раз я видела упоминание интересов покупателей квартир, которые, по большей части, приезжие. Ни разу не были упомянуты интересы москвичей. То есть Собянин даже не скрывает, что он воспринимает Москву как место для зарабатывания бабла. Ни историческое, ни культурное наследие Москвы, ни природные территории не являются для Собянина и других чиновников какой-либо ценностью. Застройщики и чиновники воспринимают всё то, что составляет суть нашего города как помехи, как обременение. Они воспринимают Москву как площадку, которую надо застроить. И вот в некоторых местах этой площадки есть какие-то дурацкие обременения. Здесь какие-то старые дома стоят. Здесь какие-то деревья растут.
А здесь какие-то жители…
А: А.: А жителей они вообще не воспринимают. Жители для них — это такая помеха, которая где-то бегает, физически мешает строить, в интернете что-то пишет.
По официальным данным правительства Москвы нехватка озеленения в Москве составляла 8000 га. А сейчас правительство Москвы заявило, что оно будет во всех возможных случаях место зданий бизнес- и торгового назначения строить жильё. Это безумие. Для кого строится это жильё?.. Город существует для его жителей. Не для приезжих, не для тех, кто сюда слетелся побыстрее срубить бабла и слинять. Не для застройщиков, не для чиновников, а для жителей. Любое решение о строительстве должны принимать местные жители. И это нужно как можно быстрее внести в законодательство.
Кстати, ещё один очень важный момент: застройщики и чиновники очень изобретательны в захвате нашей земли. Один из приёмов, который часто используется — попытка захватить землю под так называемый социальный объект. Например, у нас в районе часть парка вырубили под строительство якобы нужного всему району детского сада. И когда местные жители стали требовать этого не делать, им стали говорить: вы что, против детей? Разумеется, в реальности дело обстояло по-другому. Во-первых, на этом месте строительство было незаконно. В парке строить нельзя ни коммерческий жилой дом, ни некоммерческий, ни детский сад, ни больницу. Там нельзя строить вообще. Парк существует для того, чтобы люди дышали. Если вы хотите строить детский сад, стройте его в другом месте. Однако при этом в районе было несколько закрытых детских садов. Во многих районах пытаются провернуть такие фокусы, что на месте общественной территории строится, допустим, детский сад, а мгновенно другой детский сад закрывается, продаётся под коммерческую застройку, и на его месте строится жилая башня. Или пример со стадионами: стройку в парке Дружбы объявили под предлогом того, что якобы не хватает стадионов. Одновременно в Москве хотят застроить жилыми домами стадион «Торпедо» и стадион Юных пионеров. Надо понимать эту махинацию.
Что касается стройки во дворе, это ещё одна большая тема воровства чиновниками земельных участков граждан. Дело в том, что земельные участки для строительства жилых домов выделялись в советское время. Земельный участок оформлялся для строительства и последующей эксплуатации. Когда проходила приватизация, собственник становился собственником не только квартиры, но и доли в общедолевом имуществе, куда входили все части дома, которые не являются отдельными помещениями частных собственников, но кроме того — земельные участки. Эти участки не оформлены. Собянин делает вид, что их не существует, и что гражданам они не принадлежат. То есть это воровство земли у граждан.
В этой части речь пойдёт о деятельности инициативных групп, на плечи которых и ложатся основные тяготы борьбы против точечной застройки. Будут рассмотрены методы борьбы, распространённые ошибки жителей и часто встречающееся сопротивление со стороны властей.

Формирование инициативной группы
В подавляющем большинстве случаев справиться с незаконной и ненужной жителям стройкой могут только организованные действия жителей. Одному человеку это сделать практически невозможно, разве что если это совсем мелкий объект, который и так уже помирает.
Инициативные группы могут быть самые разные. Абсолютно нет никаких ограничений, где зарегистрированы или живут эти люди. В инициативную группу могут входить жители ближайших домов, люди, которые поблизости работают, люди, которые гуляют в парке, о котором идёт речь. Инициативная группа не требует вообще никакого юридического оформления и работает так, как ей удобно. Инициативная группа создаётся по факту того, что люди собрались и объявили себя инициативной группой.
Ядром группы должно стать несколько активных людей, обычно, человек 5-10. Можно и меньше, но в одиночку справиться с организацией тяжело. Они будут объяснять людям, что нужно делать. Часто люди проигрывают или тратят время впустую, потому что им не объяснили, что и в какой последовательности нужно делать. Остальная часть группы — это могут быть дежурные на местности, которые следят, чтобы не было нарушения. Это могут быть люди, которые в случае активизации застройщика выходят его останавливать.
Тактика инициативной группы
Массовое оповещение. Оповещение жителей развешиванием объявлений по району. Оповещение в интернете. Например, по одной стройке нашлось четыре группы жителей, которые независимо друг от друга взялись с ней бороться, причём все они проживают в одном доме. Это следствие того, что ни одна из этих групп не развесила объявления по дому.
Запрашивать максимум документов. Когда вы узнаёте, что планируется стройка, постарайтесь получить документацию. Её иногда можно запросить в управе, можно добыть через муниципальных депутатов или депутатов Мосгордумы, внимательно проверьте документы. Скорее всего, там будут какие-нибудь нарушения. Также проверяйте, были ли публичные слушания.
Публичность. Обязательно все махинации застройщика нужно выводить в паблик. Это то, чего власти и застройщики боятся. Если обещали детский сад, а собираются строить так называемую группу кратковременного пребывания, обязательно об этом писать. Если строится гостиница, скорее всего, это будет не жильё, а апартаменты, то есть жильё без социалки. Обязательно об этом писать. И так далее.
Есть такая типовая ошибка, когда вас пытаются вовлечь в какие-то сепаратные переговоры и предлагают не выносить ситуацию в публичное пространство. Бывают ситуации, когда разумно действовать кулуарно. Например, это касается добычи документов. Разумеется, нельзя нигде публиковать текст вида «мы запросили документ», если вы запросили его как-то тихо. Ошибкой является попытка договориться с чиновниками. У вас есть чёткая задача, чтобы стройки не было. Вас будут пытаться уговорить пойти на компромисс, например, не препятствовать стройке, если у вас во дворе покрасят детскую площадку. На такие компромиссы идти нельзя.
Не бояться прямых действий. Если идёт вырубка деревьев, выходите и защищайте деревья. Если идёт установка забора на какой-то земле, которая является территорией общего пользования, вызывайте полицию, препятствуйте установке забора. Это ваша земля, это ваш город. Это не собственность правительства Москвы, как ему иногда кажется.
Если вы находитесь на территории общего пользования независимо от мнения застройщика на этот счёт, вы имеете полное право там находиться. Например, в одном дворе пытались построить гараж и, следовательно, подъезд к стройке был только через дворовую территорию. Во времена обострения с 8 утра несколько пенсионеров просто становились на территории двора перед воротами стройки и по очереди целый день дежурили, не пропуская машины. Во времена совсем тяжёлых обострений они чуть ли не приковывались наручниками к подручным металлическим столбам. Это абсолютно законно.
Если установленный забор стоит на территории общего пользования и является, очевидно, бесхозным, то нет ничего дурного, чтобы люди отодвигали какие-то металлические объекты, которые мешают им свободно перемещаться по территории общего пользования. Наверное, забирать их с собой — это сомнительная деятельность, а переставить можно. Случаи, когда жители перемещали забор, есть.
Портить чужое имущество нельзя, правда это иногда случается. Например, на одной стройке в Зюзино как-то сгорел экскаватор. Как это произошло, никому не известно. Застройщики, правда, сейчас пошли ушлые, они видеокамеры вешают. Кстати, имейте в виду, застройщики имеют обыкновение договариваться с местными властями или управляющими компаниями и вешать свои видеокамеры на находящиеся рядом со стройкой жилые дома. Это абсолютно незаконно, поскольку чердаки и внешние стены являются общедолевым имуществом собственников дома. Поэтому если вы обнаружили на сайте застройщика видеозапись, которая ведётся с вашего дома, стоит снять видеокамеры и отнести их в полицию с заявлением о том, что неизвестные граждане незаконно пользуются общедолевым имуществом. Это намного проще и быстрее, чем вести переписку с инстанциями, чтобы этот мусор с вашего дома сняли.
Массовое написание индивидуальных писем. Тут важный момент, какие действия больше всего действуют на мэрию. Люди у нас любят собирать подписи. Это абсолютно правильно, это необходимо делать. Лучше собирать живые подписи, можно под петицией в интернете. Но если Вы принесли в мэрию письмо, под которым у вас 20 тысяч подписей — это одно письмо. Да, оно будет рассматриваться несколько более внимательно, чем письмо, под которым стоит одна или 15 подписей, но это одно письмо. В основном наши чиновники работают, по большей части, крайне формализовано и бюрократично. Их задача — захапать побольше денег и делать поменьше. Если им принесли одно письмо, им придётся писать один ответ. Если им прислали 100 индивидуальных писем, им придётся писать 100 ответов. И даже если эти 100 ответов будут одинаковыми, придётся потратить много времени хотя бы на их распечатывание, подписание и изменение обращение в начале письма. Поэтому, по крайней мере, до недавнего времени, в мэрии было такое правило: если по одному вопросу поступает больше 100 писем, об этом докладывали Собянину. Именно поэтому очень хорошо просить массово отправлять индивидуальные письма через интернет.
Желательно писать в одном письме одно требование и посылать эти письма в те конкретные инстанции, которые должны принимать меры по данному вопросу. Чиновники очень хитрые, поэтому если вы в одном письме напишете три требования, они вам ответят на одно. Например, если вы в одном письме потребуете убрать забор, прекратить вырубку деревьев и отозвать разрешение на строительство, вам, скорее всего, ответят, что разрешение на строительство выдано законно. Кроме того, если вы написали не в тот департамент, чиновники могут с удовольствием ответить, что они этим вопросом не занимаются. В лучшем случае, они перешлют в нужное место. Поэтому сразу пишите в нужные места и с одним вопросом, причём так, чтобы дать чиновнику минимальное поле для маневра, чтобы он не мог вам отказать.
Убирайте эмоции, они в письмах не нужны. Люди, особенно новенькие инициативные группы, почему-то воспринимают чиновников как людей. То есть они пишут о том, как должно быть по справедливости, какой у них прекрасный сквер, как они гуляют в нём с детьми, как сквер им нужен. Чиновнику наплевать на то, нужен вам сквер или не нужен. Чиновник — это, в лучшем случае, машина. Поэтому требования нужно обосновывать только ссылками на нормативные акты.
Когда вы подаёте обращение в какой-то госорган, наиболее правильно собрать подписи один раз, а потом их просто ксерить. Текст старайтесь делать, с одной стороны, конкретным, а, с другой стороны, многоразовым. Например, если вы соберёте подписи против ГПЗУ, предполагающего строительство жилого дома по адресу ул. Зелёная д. 5, в следующий раз там соберутся строить бизнес-центр, либо предложат не ГПЗУ, а проект планировки, либо стройка будет не по адресу ул. Зелёная д. 5, а по адресу ул. Зелёная д. 7. Я бы предложила такой текст: мы категорически возражаем против любого капитального строительства на территории, ограниченной такими-то улицами. Мы категорически возражаем против утверждения и выдачи любых документов для этого строительства. Тогда вы соберёте подписи один раз и, какое бы строительство не задумали в этом квадрате, вы всегда их сможете использовать.
Писать вам нужно будет во много мест. Вы пишете заявление, которое оформляется следующим образом. В правом верхнем углу вы пишете, к кому и куда вы обращаетесь. На первой странице пишете, от кого вы обращаетесь: от жителей домов таких-то. В скобках указывайте, сколько подписей на скольких листах прилагается. Дальше вы излагаете всё, что хотите сказать. Формат изложения обычно такой: мы узнали о том-то, это незаконно по таким-то причинам, это нас не устраивает по таким-то причинам, мы хотим вот это. Приложение: столько-то подписей на стольких-то листах. Ставите внизу одну живую подпись с указанием адреса, куда писать ответ. Когда вы пойдёте отдавать письмо в госорган, вам на первой странице поставят штамп. Вам важно иметь штамп иметь на той странице, на которой указано количество подписей, так как чиновнику будет очень выгодно его занизить. Если вы подаёте обращение, под которым подписалось 1000 человек на 100 листах, но об этом упомянуто на 5-й странице, то 1000 подписей запросто превратятся в 25 подписей на 3 листах. Можно также прошить подписи, их тогда сканировать тяжелее. Но этим мало кто занимается.
Обращение в надзорные органы. Если у вас во дворе огораживается или огорожена территория, обязательно проверяйте, что она является земельным участком. Это можно проверить на публичной кадастровой карте. В противном случае вы пишете в Мосжилинспекцию, что у вас во дворе огорожена территория общего пользования. Вследствие этого, туда невозможен доступ граждан, нарушаются права. Вы просите провести проверку и убрать самовольно установленный забор. Примерно то же самое вы пишете в ОАТИ.
Проверяйте, что именно на этот земельный участок у застройщика есть документы. Сплошь и рядом бывает ситуация, когда застройщик огораживает участок, на который у него нет документов. Или застройщик огородил территорию существенно большей площади, чем ему выделено, когда он захватывает территорию общего пользования. Об этом вы сразу должны писать в ОАТИ (объединение административно-технических инспекций), в Мосжилинспекцию и требовать освободить территорию общего пользования.
Если у вас производится вырубка деревьев, её, разумеется, нужно останавливать с полицией, звонить или писать в департамент природопользования, говорить, что производится вырубка деревьев, информационный щит по вырубке отсутствует (он должен быть не менее чем за 10 дней), порубочный билет отсутствует.
Если вы обнаружили, что идут строительные работы без разрешения на них, без информационного щита, пишете в Мосгосстройнадзор и в ОАТИ. И так далее.
Есть ещё замечательная методика жителей Гагаринского района — жалобы на ненадлежащие отписки. Вам, скорее всего, на первое письмо пришлют какую-то дурацкую отписку за подписью какого-нибудь сотрудника департамента. Вы вспоминаете о 59-ФЗ, по которому вам должны были дать полный ответ на каждый из поставленных в вашем обращении вопросов. Кроме того, ответ должен быть по существу. Если Вам написали отписку, глупость с бытовой точки зрения, то, юридически, имело место нарушение 59-ФЗ об обращениях граждан. За ненадлежащий ответ чиновник может быть привлечён к административной ответственности. Поэтому вы пишете жалобу. Жалуетесь вы не на департамент, а на конкретного сотрудника, который подписал этот документ. При этом рекомендуется жаловаться и на того, кто поставил подпись, и на исполнителя (рядовой сотрудник департамента, который готовил текст, указывается в левом нижем углу письма). Эти жалобы в массовом порядке вы направляете в ту же организацию и в прокуратуру. Если вам вовремя не ответили на письмо, а срок ответа на обращение гражданина — это 30 дней, вы пишете в московскую прокуратуру. Прокуратура у нас работает достаточно формально. Поэтому если вы жалуетесь на отсутствие ответа, вообще не обсуждайте содержание письма, это не имеет никакого значения. Вы пишете, что такого-то числа вы направили письмо, оно там зарегистрировано, прошло 30 дней, и ответа вы не получили. Тем самым нарушен 59-й закон об обращениях граждан. Разумеется, все эти обращения можно отправлять через электронную приёмную. Можно отвозить вживую и получать на копии штамп, но и через электронную приёмную они доходят.
Полезно требовать создания конфликтных комиссий и на этих конфликтных комиссиях тоже решать вопросы со строительством.
Самые частые нарушения при строительстве
- строительство в санитарно-защитных зонах;
- строительство в зонах охраны объектов культурного наследия или на территории памятника;
- строительство на территориях природных комплексов. В МГСН-99 (нормы и правила проектирования и планировки и застройки г. Москвы) подробно описано, что в каких природных комплексах можно, а в каких нельзя делать.
Законы, которые устанавливают порядок природопользования
Все объекты московского природного комплекса описаны в постановлении правительства Москвы №38 от 1999 года, и они все есть в Генплане. Генплан есть в открытом доступе: [1], [2], [3]. Основные схемы и карты во второй книге. Там нам нужен раздел «памятники и зоны охраны» и «природные комплексы».
По культурному наследию
73-ФЗ о памятниках истории и культуры от 2002 года даёт определение различных зон охраны. Они бывают разные: охранные зоны, зоны охраняемого природного ландшафта, зоны регулирования застройки, зоны охраняемого культурного слоя. В Москве есть ещё зоны строгого регулирования застройки. Конкретные режимы зон прописаны в постановлениях правительства Москвы, но они не всегда законны. Иногда они разрешают то, что федеральными законами делать запрещено. По природным комплексам — МГСН-99 и различные нормативные акты: федеральные законы об ООПТ, о защите окружающей среды, московских нормативных актов много. Поэтому обязательно проверяйте плотность, высотность застройки, назначения земельного участка.
Типовая пропаганда строительства со стороны власти
«Всё равно ничего не получится»
Огромное количество людей, в основном, нанятых застройщиком и организованных управой, будут говорить, что всё равно всё построят, всё равно вы ничего не сделаете и соглашайтесь на ту мелочь, которую вам с барского плеча кидают. Это — враньё. Это типичная информационная война. Это как листовки, которые гитлеровские войска сбрасывали над Красной Армией и которые пытались убедить советских солдат, что война проиграна. При грамотно организованной работе люди могут победить. Пожалуйста, остановили реконструкцию Ленинского проспекта. Это грандиозный проект с грандиозными деньгами.
«Стройка законна»
Ваша позиция должна быть крайне проста. Во-первых, стройка незаконна, и вы это обязательно раскопаете. В Москве практически нет законных строек, поскольку Москва застроена уже так плотно, что любая новая стройка что-нибудь да нарушит. Вам будут разные чиновники подсовывать разные бумажки. Эти заявления могут делиться на несколько частей.
Некоторые из согласований получены действительно законно. Это тот случай, когда нарушаются другие законы. Например, если в вашем случае нарушается законодательство о культурном наследии и о санитарных нормах, застройщик может рассказывать вам, что у него земля в собственности. Это правда, но это не имеет никакого значения. Или в данном конкретном случае вам будут рассказывать, что не нарушаются нормы об охране природы. Но нарушается куча других норм. Очень часто вас будут пытаться убедить, что если земля находится в собственности или в аренде, то застройщик может ею пользоваться. Может, но строго определённым способом. Собственность не даёт автоматического права строить на ней.
Второе, документы могут быть просто поддельными, но это всё-таки редкость.
Третье, документ может быть выдан соответствующим государственным органом, но выдан незаконно. Например, разрешение на строительство на территории объекта культурного наследия. Московское правительство штампует их в огромном количестве. Эта ситуация более тяжёлая. В этом случае вы говорите, что документ выдан незаконно. Вам начнут рассказывать, что есть формальное согласование департамента культурного наследия. Вас не интересует формальное согласование. Документ нарушает закон.
У нас есть безумно смешная история. Москомархитектура выдаёт градостроительные планы земельных участков (ГПЗУ). В соответствии с законом она должна получать согласование ГПЗУ у профильных департаментов мэрии. Я запрашивала Москомархитектуру, получала ли она согласование по конкретному адресу, и получила ответ, что её регламентом это не предусмотрено. Да меня не интересует ваш регламент, это в законе написано.
Изображение обманного общественного мнения в поддержку проекта. Ситуации могут быть самые разнообразные. Это и подделка результатов публичных слушаний вплоть до недопуска жителей на собрание участников. Это сбор подписей у пожилых людей, которые не вчитываются в то, что они читают, под какими-то очень общими словами. Будьте очень внимательны, когда что-то подписываете. Нельзя подписывать листы с общими словами: за благоустройство, за строительство, если там нет чёткого обозначения объекта, который собираются строить, и вы с этим согласны. Нельзя подписывать листы вида «мы за строительство жилья для очередников». Их обязательно подложат к какому-нибудь заявлению, например, о строительстве в парке. Подписывать можно только на той стороне листа, на которой есть текст. Ни в коем случае нельзя ставить подпись в листе с табличкой без текста. Нельзя подписываться на обратной стороне, потому что подписи отксерят и подложат к любой дряни.
«Вы здесь никто»
Я хотела бы обратиться к тем людям, которые будут это смотреть. Чиновники — это не хозяева, как они себе это воображают. Хозяева города, района, страны, квартала, улицы — это жители. Любой чиновник законодательной, исполнительной, судебной власти, силовых структур — это работник, который работает на наши налоги, который нанят для того, чтобы он работал в интересах жителей. Это нужно говорить чиновникам, любым, от мэра до президента, от депутата местного самоуправления до депутата Госдумы.
Силовое противостояние
Всё чаще для прикрытия крупных строек могут вызывать несколько десятков персонажей бандитствующего вида. Здесь совет один: это ваша земля, и если вы её сейчас не защитите, то вы останетесь без неё. Фактически, у нас идёт такая же борьба за нашу страну, за наш город, как шла во время Великой Отечественной войны, а власть действует как власть оккупационная.
Корр.: У Вермахта было ограниченное число дивизий. Победа достигалась тем, чтобы разбивать одну дивизию за другой. Чем ограничены ресурсы у существующей власти в этом противостоянии? Почему она не может силовым образом подавить все протесты, почему жителям иногда удаётся отстоять свои права? И достаточно часто удаётся.
Дело в том, что без денег никто на них работать не будет. Эти бандиты в чёрных масках, которые бьют людей на «Торфянке», в парке Дружбы, в Раменках — это люди, нанятые застройщиком за, надо полагать, немаленькие деньги. Деньги у них тоже ограничены.
Здесь играет роль именно массовость протеста. Это известная вещь, что когда на улицу выходит 100 человек, их можно посадить в автозаки. Если на улицу вышли 100 тысяч, их уже тяжелее посадить в автозаки. Если на улицу вышел миллион, то в автозаки начинают сажать уже противоположную сторону.
Поэтому сейчас очень важно, чтобы люди поняли: все градостроительные конфликты имеют одну общую причину — безумную организацию существующей власти. Это не проблема Лефортово, или Раменок, или Хамовников. Это общая проблема.
Автор:
Интервьюировал П. Бахвалов
Опубликовал(а):
Источник:
Дата:
9 апреля 2016 в 13:49
Адреса:

Гимназия № 1543

26-ти Бакинских Комиссаров ул, д 3 к 5

Стадион им. Э.А. Стрельцова

Восточная ул, д 4А

Детский сад

Ивановская ул, д 19

Юных пионеров

Ленинградский пр-кт, д 31 стр 1

Спутник

Ленинский пр-кт, д 38

Дом

Осташковский проезд, д 4

Спутник

Солдатская ул, д 15

Парк Дружбы

Флотская ул, д 1А

Горячие точки:
Строительство жилого комплекса в парке "Дубки"